Контакты

+ 7-926-648-25-19

(WhatsApp и Telegram)

Москва, Старокирочный пер., 2 (м.Бауманская). Подробности - по запросу.

Не приходите, пожалуйста, без предупреждения - не найдёте.

Контактная информация

Записаться на занятия

Поиск

Наша рассылка

Новости

Между Небом и Землёй

Продолжаем устанавливаться в Человека между Небом и Землёй. И осмыслять этот процесс.

Про базовую стойку

Новый текст в нашем блоге: про базовую стойку или - а нам на кой стоять между Небом и Землёй? 

Не знаете? Читайте :)

Почему медленно?

Новый текст в нашем блоге: о том, почему Тайцзи цюань практикуется на низких скоростях. Приятного чтения.

Про фансун и прачечную

Это интригующий заголовок к новому тексту в нашем блоге. Так и живём.

БЛОГ!

На сайте появился новый раздел, просим любить и жаловать. Ах сколько нам открытий чудных... 

На первое - практика перехода из Уцзи в Тайцзи.

Для тайцзицюанеров и не только.

В центре  «Уцзимэнь» преподаётся искусство китайской каллиграфии. Подробности здесь.

Китайская каллиграфияшуфа») – искусство письма – сердцевина культуры Поднебесной. Всем, кому посчастливилось когда-либо наблюдать, как кисть мастера-каллиграфа оставляет влажный тушевый след на белоснежной бумаге, как след этот организуется во что-то целостное, гармоничное и самодостаточное, известно, что даже сопричастность созерцающего этот творческий акт поднимает его душу на несколько «пролетов» выше ее обычного местоположения. В чем секрет, в чем магия этого действа? Конечно, слова, которые могут быть по этому поводу сказаны, убоги: «Имя, которым можно назвать, не есть постоянное имя».

Каллиграфия – слово греческого происхождения: kalligraphia — «красивый почерк», от kallas — «красота» и grapho — «пишу». Уже более двух с половиной тысяч лет искусство письма в Китае занимает нишу значительно более высокую, чем та, которую предполагает его утилитарная ценность – способ фиксации и передачи информации. Для представителей китайской образованной элиты, от Сына Неба и до удалившегося от дел и живущего среди «гор и вод» ученого-книжника, пожалуй, более важным, чем содержание надписи, издавна стали манера письма и состояние, ею транслируемое. Каллиграфическая надпись рассматривалась, как материальный след духовного совершенствования человека, кисти которого она принадлежала. Слово – это голос души, а каллиграфия – зримый образ ее.

Следы кисти выдающихся мастеров – это образцы обширнейших познаний в культуре, ведь любое новаторское достижение в искусстве китайской каллиграфии, как, впрочем, и во всех традиционных китайских искусствах, могло быть только плодом кропотливого изучения наследия предшественников (притом, надо сказать, не только каллиграфического, но и литературного, живописного и пр.). Творческое переваривание богатейшего культурного материала было основой для обретения мастером себя и своего места в искусстве.

Произведения выдающихся китайских каллиграфов – печать высоты и прямизны духа и эстетического совершенства души. Невозможно создать надпись в подлинно героической и возвышенной, например, манере, не воплощая собой эти качества в жизни. Каллиграфия – это портрет автора, создавая который не удастся обмануть и сымитировать что-то. А пластический язык каллиграфии является венцом развития сложнейшей многоуровневой системы эстетических принципов китайской культуры – и вместе с тем следствием проявляющейся в творческом акте воли мастера к спонтанности и естественности.

Творчество каллиграфа – это пространство, где равно воплощались морально-эстетические нормы конфуцианского цзюньцзы («благородного мужа») и свободное путешествие в небесных чертогах оседлавшего шестерку китайских драконов даосского мудреца из «Чжуан-цзы».