Контакты

+ 7-926-648-25-19

(WhatsApp и Telegram)

Москва, Старокирочный пер., 2 (м.Бауманская). Подробности - по запросу.

Не приходите, пожалуйста, без предупреждения - не найдёте.

Контактная информация

Записаться на занятия

Поиск

Наша рассылка

Новости

Между Небом и Землёй

Продолжаем устанавливаться в Человека между Небом и Землёй. И осмыслять этот процесс.

Про базовую стойку

Новый текст в нашем блоге: про базовую стойку или - а нам на кой стоять между Небом и Землёй? 

Не знаете? Читайте :)

Почему медленно?

Новый текст в нашем блоге: о том, почему Тайцзи цюань практикуется на низких скоростях. Приятного чтения.

Про фансун и прачечную

Это интригующий заголовок к новому тексту в нашем блоге. Так и живём.

БЛОГ!

На сайте появился новый раздел, просим любить и жаловать. Ах сколько нам открытий чудных... 

На первое - практика перехода из Уцзи в Тайцзи.

Для тайцзицюанеров и не только.

Воплощение каллиграфического замысла требует специального состояния сознания, которое одновременно и присутствует в здесь-и-сейчас каждого мельчайшего движения кисти, и удерживает идею произведения в целом. В отношении степени концентрации и использования в качестве ведущего начала сознания каллиграфия близка таким практикам, как чаньская медитация и внутренняя работа в Тайцзи цюань. Практика искусства каллиграфии для современного человека может стать чудесным источником специального состояния ума-психики-тела, состояния активного покоя, возвышенного творческого одиночества, собранности, сконцентрированности, расслабленности, ясности и радости. Для современного человека практика этого состояния, по-моему, может служить отличным способом восстановления ресурсов психики. Оно насущно необходимо нам, но мы очень редко получаем к нему доступ в суете московской жизни.

Не менее важным является то, что в глубоком соприкосновении с эстетикой этого искусства питается и обогащается душа. Радость приносит и копирование работ великих каллиграфов (являющееся одним из традиционных способов обучения), и просто любование произведениями мастеров прошлого, а рост сопутствующего ему умения распознавать общие принципы и частные особенности различных каллиграфических стилей, почерков и авторских манер раскрывает возможности для понимания особого пластического языка китайской каллиграфии и расширяет собственный творческий диапазон.